?

Log in

No account? Create an account
Жертва (не Карпмановская, а настоящая) становится жертвой не от того, что её кто-то назначает на эту роль, а это название идёт автоматом вслед за тем, как ситуация маркируется как насилие.

Смотрите, сначала насилие, потом «вжух!» появляются понятия насильника и жертвы.

Пока ситуация не определена как насилие, не существует жертвы и насильника.

Пока всё просто, да?

Смотрите дальше.
Ситуация насилия характеризуется тем, что у одного человека было настолько сильно больше власти над другим, что воля одного человека не значила ничего по сравнению с желанием насильника получить что-то через силу, злоупотребляя ею.

Именно поэтому эта ситуация и называется насилием, потому что один человек придавил другого. Или хотел придавить, но удачное для потенциальной жертвы стечение обстоятельств, которое уменьшило дисбаланс власти, помешало ему это сделать. Но давайте о попытках насилия сейчас не будем, а то совсем запутаемся, а сосредоточится на совершившемся насилии.

Итак, если ситуация маркируется как насилие, то из самого понятия насилия следует, что в рамках этой ситуации жертва была беспомощна.

Это легко вот в этом месте, правда?
А дальше очередной «вжух!», который не до всех доходит.

Если жертва была беспомощна, то она не несет ответственности за совершенное насилие. Совсем. Вот прям совсем-совсем. Потому что для ответственности необходим выбор, а его у жертвы не было, потому что она оказалась беспомощна.

Т.е. из определения понятия насилия напрямую вытекает, что жертва не несет ответственность за это самое насилие. Это до банального логично.

Дальше.

Почему тогда всё сложно?
Потому что сложно определить, была ли ситуация именно насилием, или чем-то другим.

Обратите внимание, мы не говорим «была ли жертва ответственна за насилие», потому, что, как мы решили выше — эта фраза не имеет смысла. Мы говорим о том, было насилие или его не было.

Если никто не спорит с тем, что насилие было, то «вжух!», как я выше написала, фраза «жертва ответственна за насилие» — до банального нелогична и лишена смысла именно что по-определению, и это тот самый виктимблейминг.

Если же ставится под сомнение, что ситуацию можно назвать насилием, то тогда и не появляется понятий жертвы и насильника.

Это тоже просто, да? Нет снега, не из чего делать снеговика.

И вот тут уже можно говорить о том, что иногда люди злоупотребляют понятием насилия, говоря о нем там, где нет ни дисбаланса власти, ни злоупотребления ею.

Сам дисбаланс власти не говорит о ситуации насилия. Для того, чтобы было насилие, нужно нечто большее, чем существование дисбаланса. Но дисбаланс — это одна из составляющих насилия. Т.е. стоит сделать тому, у кого власть, шаг в сторону злоупотребления, как может случится насилие.
Именно поэтому большинству людей так неудобно в дисбалансе власти, если они не доверяют тому, у кого эта власть сосредоточена. Потому что «вжух!», и человек уже жертва.

Важно становится не маркировать ситуацию как насилие, если это не насилие, если не было дисбаланса власти и злоупотребления ею. Потому что если кричать «Волки! Волки!» на пустом месте, люди перестанут прибегать с ружьями.

Далее. Вы, наверное, устали, но я хочу уже сразу сказать, что есть по теме.

Абьюзеру бывает выгодно маркировать ситуацию как насилие и при этом говорить, что власть была не у него, а у другого человека.

Это манипуляция сознанием.

Мы в уме складываем 1+1 и если не подвергаем критике именно это заявление абьюзера, что власти у него не было, можем сделать вывод, что насилия не было, либо что жертвой является именно что сам абьюзер.

Для примера сначала возьмем банальное: «Я не совращал эту малолетку, она сама под меня ложилась». Или о ребенке: «Он меня оскорбил, поэтому я его выпорол, чтобы знал, что так делать нельзя». Или: «Это не харрасмент, ей же понравилось, и она никогда не говорила, что против. Могла же в любой момент отказаться».

Есть примеры сложнее, когда стоит напрячься, возвращая обратно вывернутый наизнанку абьюзером мир.
«Она что, хотела, чтобы я выполнил обещание и меня уволили поэтому?»
«Почему я должен был тебе про это рассказывать? Я тебя обеспечиваю, ты живешь как у Господа за пазухой, и я не должен тебе отчитываться с какими женщинами и куда езжу в отпуск».
«Что значит тебя тошнит от этого супа? Я старалась, готовила, а ты неблагодарная тварь».
«Я здоровый мужчина, мне нужен секс, а ты не хочешь. Конечно я спал с другими».
Вот, кажется, все.
Спасибо за то, что уделили внимание.

Buy for 300 tokens
Если кто не знает, я есть на Фейсбуке — https://www.facebook.com/profile.php?id=100000112545336. Может кому удобней и интересней читать и комментировать меня там. Добро пожаловать! (Если я не приняла приглашение в друзья, то постучитесь, скажите, что вы из ЖЖ, я добавлю).

О сражениях и целях.

Начала размышлять о том, что родители становятся в какой-то мере заложниками своих детей и им, особенно мамам, это сложно пережить и прожить.
А потом до меня дошло, что родители сами определяют цели, с которыми идут вместе со своим ребенком, и они, выходит, становятся заложниками цели, которую сами себе поставили.
И вот тут уже появляется место для того, чтобы можно было, наконец, вздохнуть, потому что быть во власти кого-либо — это одно, а стремиться к своей цели — это совершенно вот другое. Цели можно пересматривать и менять, с ними можно смиряться и горевать. Появляется возможность проживать этот момент. Важно лишь сменить фокус внимания.

Абсолютно тоже самое, например, с партнерством с мужчиной. Бывает кажется, что мы находимся во власти мужчины, того, что он делает что-то так, а что-то не так. Но с мужчиной можно* порвать, а вот со своими целями порвать сложнее. Какие могут быть цели? Например, выстроить гармоничные отношения с этим мужчиной, быть хорошей мамой и женой, хорошо проводить время вместе и пр.

И важно найти смелость не для того, чтобы сражаться с мужчиной или ребёнком, а для того, чтобы увидеть свои цели и посмотреть на них трезвым взглядом.

_______________________________________________________________
*не всегда, конечно, не так просто расстаться, когда дело касается угрозы для жизни

Ещё о власти.

В ФБ много рассуждаю о власти. Выкладываю тут скопом.
Говорят, что власть = ресурс. Но это далеко не всегда так. Есть, например, у моего соседа 20 кило яблок осенью. Ресурс? Ресурс. Обладает ли он от этого властью надо мной? Нет, не обладает.
Власть появляется тогда, когда поднимается вопрос о сотрудничестве, и если это сотрудничество не состоится, то один потеряет больше, чем другой. И тем больше власть, когда эта разница в потерях больше.

Так, например, если один человек (допустим мужчина) понимает, что в результате свидания он может получить больше, чем другой (допустим женщина), то это ситуация власти. Власти женщины над мужчиной.
И если на свидание позовет мужчину женщина, то это не изменит ситуацию власти! Она всё ещё будет иметь власти больше, чем он.

Я кругом и всюду вижу, что люди переворачивают с ног на голову ситуацию власти, если один человек является инициатором сотрудничества.
"Ага, — думают они, — если она зовет на свидание, то ей это нужно больше чем мне!".
Нет, инициатива — это всего лишь создание ситуации сотрудничества, и она никак не связана с тем, кто понесет больший ущерб от того, что это сотрудничество не состоится.

Смотрите, ограниченным ресурсом обладают оба. Но властью — нет.

На этой иллюзии основана манипуляция дефицитом ресурса. Например, мужчина в ответ на предложение женщины о свидании начнет рыться в ежедневнике с унылым лицом, пытаясь показать, что он очень занят и ему это свидание не сдалось совсем.
Внимание: даже если мужчина обладает дефицитом ресурса, но в результате отказа от сотрудничества получит больший ущерб, чем женщина, власть всё равно остается у женщины!

Всё меняется, если женщина изменит своё видиние ситуации, и начнет думать, что больше проиграет от неполучившегося свидания она. Тогда да, власть распределится другим образом и будет в руках у мужчины. Подобные вещи типа "кто инициатор - тому больше и нужно" или "если у меня дефицит ресурса, значит это тебе больше нужно" как раз могут выворачивать картину реальности, перераспределяя власть в отношениях.

Так что будьте внимательнее. Помните о своей ценности и не дайте себе запутаться.
________________

Если есть желание снизить внутреннюю тревогу за счет изменения уровня власти в отношениях с кем-то, то можно попасть в западню:
Чем больше власти имеет один человек над другим, тем больше он сталкивается с необходимостью отвечать на запросы другого о удовлетворении его потребностей, что может раздражать и вызывать большую тревогу.
С другой стороны: чем меньше власти этот человек имеет над другим, тем больше он может сомневаться в своей ценности для этого человека, и тем больше растёт уровень тревоги в связи с мыслями о том "что будет, если я стану ему совем "ненужным" и "неценным"".

Поэтому через власть, то есть через то, чтобы стать для человека единственным и незаменимым, эта ситуация не решается.

Важно посмотреть в другом направлении: снижении тревоги не через формирование зависимости другого человека от нас, а через обретение собственной силы и возможности меньше зависеть от другого человека и снижения сверхценности отношений с ним. А также через принятия того, что у партнера есть власть над вами, и решение того, где вы согласны, чтоб эта власть оставалась.

Выходит, что если смотреть на это через формат детско-родительских отношений, то их задача в том, чтобы потихоньку отказываться от власти над ребенком, передавая ему реальные (!) рычаги управления над своей жизнью, а не только обозначая ответственность за неё, и тем самым продолжить процесс сепарации, минимизируя власть родительскую и переходя в отношения взрослый-взрослый, которые характеризуются совершенно другим типом власти одного человека над другим.

Короче, если вас раздражает ваш ребенок то важно посмотреть на три вещи:
1. Не много ли власти над ним вы себе оставляете.
2. Не отказываетесь ли вы видеть и принимать ту власть, что сейчас имеете над ним, не желая решать вопрос удовлетворения тех его потребностей, что сам ребенок в силу сложившихся отношений удовлетворить не в состоянии.
3. Готовы ли вы принять ту власть, что обладает ребенок над родителем, в силу сложившихся отношений, и оценить реальность: действительно ли ребенок имеет эту власть или только кажется, что имеет.

Если вас раздражает партнер, то вещи другие:
1. Где вы хотите обладать властью над партнером большую, чем готовы свезти, желая, чтобы удовлетворение его потребностей замыкалось на вас?
2. Где вы чувствуете бессилие в сложившихся отношениях и распределении власти, и не можете это бессилие принять (возможно его принимать и не нужно, а нужно изменять характер распределения власти в паре)?

Я старая + Я новая

Всё чаще кажется, что просьба "помогите мне стать другой", может быть переформулирована иначе, и тогда сможет работать: "Помогите мне быть такой, какая я сейчас есть + какой-то ещё". И вот это "какой-то ещё" тоже нужно найти. Для этого ставятся цели, выясняются ценности.
И когда появляется возможость выбора "я поступаю как я, которая уже давно есть" или "я поступаю, как та я, которую я начала видеть недавно", то есть возможность действовать иначе.

Мы так не изменяем себе, не перечеркиваем весь опыт, который у нас есть, мы становимся гибче, а внутреннее наше пространство — шире.

Продолжаю изучать тему власти. И одна из ключевых позиций внутри неё — это возможность идти или не идти на сотрудничество. Мы можем говорить о власти там, где у одного стоимость потерь при отказе от сотрудничества будет значительно меньше, чем у другого.
Простыми словами: власть имеющий может запрещать и отказывать, и ему за это ничего особо не будет. Мама может сказать ребенку: «Я не хочу тебе покупать мороженое», — и ей вот прямо сейчас ничего не будет (кроме репутационных рисков понижения доверия у ребенка, но об этом мало кто думает).
И часто суетиться приходится ребенку: «А если я посуду помою», «Ну пожалуйста-пожалуйста», «Тогда я тебя любить не буду».
Т.е. ведомый в случае отказа от сотрудничества ведущего начинает суетится и делать что-то по мере своих сил и возможностей, включая шантаж, угрозы и уговоры.
Чем больше лидер понимает, что у него есть власть и как она сказывается на ведомом, чем больше у него эмпатии, тем больше он готов идти на сотрудничество, т.е. находить способы удовлетворить потребность того, у кого власти меньше.
И как вывод:

— Часто отказ от поиска путей сотрудничества как раз связан с злоупотреблением властью.

— Дети будут ощущать себя сильными значимыми, а значит спокойными, если родители готовы к сотрудничеству с детьми в помощи удовлетворения их потребностей.

— Дети будут справляться со своим бессилием при отказе родителей сотрудничать так, как будут своим примером показывать ему родители.

— Отказ родителей видеть свою власть и распоряжаться ею порождает либо тиранию, либо попустительство, когда у ребенка создается иллюзия того, что он может распоряжаться теми ресурсами, что доступны родителю. В реальности это не так, поэтому эта ситуация усиливает ощущение у ребенка собственного бессилия, а значит тревожности.

— Способность идти на сотрудничество и поиск путей сотрудничества отличают этичного лидера от лидера, склонного к злоупотреблениям (посмотрите на будущего партнера с этой точки зрения, и можно увидеть будет ли он хорошим(-ей) мужем/женой и родителем).

— Но этичным власть-имеющим на здесь и сейчас на первый взгляд быть не выгодно, потому что репутационные потери проявятся позже, а вред, наносимый ведомому не всегда однозначный и часто проявляется тоже позже. А если репутация и благополучие другого не являются ценностью лидера, то быть этичным ему в принципе не выгодно.

Я сейчас напишу о власти то, что мало где можно прочитать (я не нашла где). Но по моему мнению, это крайне важно понимать.

Власть — это не что-то плохое и аморальное. Это то, что есть между людьми. Всегда.
Если два человека вступают в определенные взаимоотношения, то автоматом в них появляется уязвимость. И возможность почувствовать боль, если в эту уязвимость попало какое-то слово или действие.

В нашем социуме часто считается автоматом, что тот, кто почувствовал обиду или несправедливость в отношении себя, в случае, если другой обладает властью — то это является насилием.
И тут я вынуждена сказать, прокричать, написать большими кровавыми буквами слово "НЕТ". И это очень и очень важно. Человек, который чувствует несправедливость и обиду от того, что другой имеет власть и делает что-то, что ему не нравится, не становится автоматом жертвой злоупотребления власти. Он может быть жертвой, а может не быть.

Возьмем пример с озвучиванием чувств.
Если один человек говорит другому: "Я на тебя обижен", — то другой человек может почувствовать от этого себя плохо. У него в этом месте уязвимость, и знание, что другой человек обиделся на него, могут принести ему много боли.
При этом фактом является и то, что в этих отношениях оба человека имеют власть на другим, в том плане, что именно оба могут поцарапать уязвимость другого.
И выходит, что А. власть была? Была. Б. Больно сделал, сделал? В. Абьюз был? НЕТ. Злоупотребления властью не было, поскольку один лишь факт того, что кому-то плохо от использования власть не делает это действие злоупотреблением, а пораненого - жертвой. (Простите, что мне приходится это много раз повторять).

Злоупотребление возникает, когда человек пользуется уязвимостью вне рамок отношений, в которых устанавливается доверие.

Примеры!
Врач должен лечить. Доверие важно, чтобы он лечил лучше. Это доверие не создано для того, чтобы обольщать пациентов. Обольщение пациентов - злоупотребление. Даже если пациентке это понравилось.

Мужчина сказал, что он обиделся на то, что жена не поцеловала его, когда он пришел домой. Является ли это злоупотреблением? Нет. Потому что большая часть отношений между мужем и женой таковы, что доверие в них возникает ещё и для того, чтобы можно было в них сообщать о своих чувствах.

Мать насильно дает ребенку лекарство, поскольку если он его не примет, то это создает угрозу его здоровью. Чувствует ли ребенок несправедливость? Да. Обижен ли он? Да. Будет ли это использованием власти. Да. Будет ли это злоупотреблением? Нет. Потому что в отношениях родителей и детей доверие и власть существуют в том числе и для того, чтобы родители отвечали за здоровье ребенка, и использовали свою власть для этого в том числе.

В нашем обществе сейчас спутано все. И окружающие готовы обвинить того, кто применил власть в злоупотреблении лишь на основании того, что другому от этого обидно и плохо. Это создает неэффективные и деструктивные отношения человека, имеющего власть, с этой самой властью. Он начинает боятся эту власть использовать, что в свою очередь плохо сказывается и на самом человеке, и на отношениях, в которых эта власть появилась, потому что власть не появляется просто так, а в ответ на возникшее доверие, для того, чтобы совершались определенные действия по укреплению этих отношений и движению к тем целям, что стоят в этих отношениях перед людьми.
И с другой стороны, возможность обвинить другого в злоупотребление властью там, где её не было, создает возможность для злоупотребления другим. И абьюзер может начать играть "роль жертвы", желая получить от этого дивиденды.

Если есть вопросы, готова ответить.

Давайте я каминг аут сделаю. Я нарушала договоренности и была абьюзером. Абьюзер — не ругательство, а факт. Возможно факт для осмысления.
Вот примеры этих ситуаций.

1. Я дала обещание не заглядывать на одну страницу, но нарушила его, и вместо того, чтобы сразу признать свою вину, я ответила: «А разве ты не нарушал обещания? Ты так постоянно делаешь».

2. Я забыла купить ребёнку мороженое, а после того, как она расстроилась, я выпалила: «А почему ты не напомнила мне!».

3. Я опоздала на встречу. Да, всего на 10-15 минут, не помню. Я вся такая легкая и воздушная прилетела к месту встречи, заявив: «Ну вот мы квиты, а то это ты же всё время опаздываешь».

4. Я обещала хранить секрет, но потом поняла, что молчание может навредить другому человеку. Вместо извинений, я сказала: «Ты монстр. И человек, который собирается стать тебе близким, должен об этом знать. Я не сделала ничего плохого».

И т.д. и т.п. чаще всего, конечно, я совершаю подобное насилие над ребёнком. Да, я делаю так, когда у меня нет возможности контейнировать её эмоции, но это не оправдывает меня. И абьюз не перестаёт быть абьюзом.

И важное дополнение: человек имеет право нарушить свое обещание, не выполнить договоренностей, например, потому что изменились приоритеты, условия жизни, появилась новая информация и т.д. Только если он признает этот факт и свою ответственность за это — это не будет абьюзом (upd: в момент разбирательства не будет), а если эту ответственность скинет на другого — это будет абьюзом.

Дорогие друзья, если кто в теме про группу «Заботливая альфа», то я с сожалением вынуждена сообщить, что я покинула это сообщество, поскольку изменился фокус внимания. С того, как быть и стать заботливой альфой, он перешел именно на то, как воспитывать ребенка с позиции теории Ньюфелда.
Для меня это две совершенно разные вещи. И мне очень грустно, что сообщество поменяло цели и так преобразилось.

Границы и абьюз.

Когда говорят про границы, то не всегда упоминают ту часть нашего «Я», которая отвечает за право отстаивать себя (и требовать ответа за нарушенные договоренности) перед другим, несмотря на то, что другому это может не нравится и может даже ранить его.

Пример:
— Ты сказал, что купишь хлеб. Я пришла домой, хлеба нет. Я зла, обижена и разочарована. Я хочу, чтобы взятое на себя слово близким человеком держалось.
— У меня сегодня был тяжелый день. От меня все чего-то хотели. Я и так постоянно покупаю долбанные продукты домой каждый день, а ты меня всё пилишь, пилишь и пилишь.

Это типичная ситуация абьюза, когда роли выворачиваются и тот, кто понес ущерб в результате нарушения договоренностей, (например), оказывается условным злодеем, потому что такую роль хочет навесить на него абьюзер.

Очень тяжелая деморализующая ситуация, поскольку из под ног выбивается почва, мир вертится и сложно найти опору.

Но опору найти можно. Она как раз внутри границ: я имею право отстаивать себя и требовать выполнения обязательств.

— Я сожалею, что у тебя был тяжелый день, но я отказываюсь признавать свою вину и чувствовать себя плохой за то, что я хочу выполнения договорённостей. Так что там с хлебом?

Дальше можно настаивать на том, что вами был понесен некоторый ущерб, который можно компенсировать. И/или можно вернуться к ситуации «и что прямо сейчас делать с отсутствующим хлебом». И/или можно подойти к вопросу изменения договоренностей, если второй стороне их сложно выполнять, но придерживаясь позиции, что вы — ок и имеете право быть и чувствовать себя в этой ситуации ок.

Обратите внимание, это чистая ситуация злоупотребления, в которой вторая сторона никак не может нести ответственность за то, что другой не принес хлеба. Нет, она не должна была напоминать, если этого не было в договоренности. Нет, она не должна была создать менее нервную обстановку, чтобы он не забыл, если этого не было в договоренностях. Нет, она не должна была перестать хотеть хлеба. Нет, она не должна была войти в его положение и начать сочувствовать для того, чтобы «укрепить отношения». Нет, она не становится Агрессором, как бы не хотел этого абьюзер. Она имела полное право отстаивать себя. Нет, она не должна уметь развернуть мир обратно и грамотно защитить свои границы. И да, в этой ситуации она чистая жертва (потерпевшая) без всяких «но».

Читала сегодня эту статью и вспоминала фразу «женщина должна рожать, а мужчина зарабатывать деньги».
Она же в общем-то выглядит невинно и вроде как «против плохого и за всё хорошее». Но тех, кто видит в итоге именно пасторальную картинку, я называю надевшими розовые очки. Даже если опустить слово «должен» и согласиться с тем, что женщины захотят выбрать путь материнства, даже если опустить то, что один (и каждый) мужчина сможет обеспечить всю семью и не падать от усталости в конце дня, даже если куда-то впихнуть обслуживающий труд по дому и воспитанию детей, то эта картинка всё равно недостижима в принципе, потому что за этой фразой начинают тянутся реки злоупотреблений мужчин.
Какой невероятной осознанностью, мудростью, эмпатией и мотивацией быть сострадательным и справедливым должен обладать мужчина, чтобы даже женщины, выбравшие этот путь, могли быть в безопасности и не сталкиваться со злоупотреблением власть имеющих, которое скатывается очень часто в отношения раб-слуга.
Наш мир сильно далек от этого.
И как иллюстрацию провожу этот текст Афиши, где женщина, спасающая тысячи детских жизней недоумевает: «Каким человеком нужно быть, чтобы покупать секс (а значит насиловать) с трехлетней девочкой? Каким человеком нужно быть, чтобы смотреть изнасилование девочки, которой нет ещё и года?». И это не единичные случаи. Это поставлено на поток.
И всё начинается с фразы «женщина должна растить детей, а мужчина зарабатывать деньги».
Мужчины должны сначала заслужить доверие, а потом можно много раз думать, чтобы им довериться вот чтобы прямо так настолько, но никак не наоборот. А сейчас опять крайние женщины, обычно, которые «не женственны» и отчего-то, глупые, не видят и не понимают своего счастья и предназначения в том, чтобы довериться человеку, который в большинстве случаев злоупотребит своей властью.

ссылка на статью

и ещё:
Что ещё скрывается за фразой «женщина должна рожать детей, а мужчина зарабатывать деньги»?
А прячется большой страшный монстр под названием «предназначение». Если допустить, что это так, то женщина должна обладать каким-то особым органом, который позволяет легко и ненапряжно растить ребёнка и обслуживать семью, а если у неё так не получается, то она какая-то неправильная женщина. А если у мужчины не получается легко растить детей и ухаживать за домом, то это нормально, потому что у них такого облегчающего органа и не предусмотрено. И совершенно разумно по такой логике мужчине не заниматься тем, к чему у него нет предназначения, ведь женщина делает это легче и проще. Ну может сделать с легкостью в случае, если она станет нормальной и сможет воспользоваться тем особым органом предназначения.

А предназначение мужчины? Если оно таково, то автоматически выходит, что у него тоже есть особый орган для этого. И по умолчанию считается, что мужчина заработает денег больше, чем заработает женщина. И из этого умолчания далее распространяется мысль «а почему так?», наверное потому что мы умнее, мудрее, сильнее, организованнее.
А значит начинается дискриминация. И женщины переходят в разряд второго сорта и «не бабье дело». А если человек второго сорта, то с ним можно обращаться как со вторым сортом. А дальше уже чернуха сплошная.

Но никаких специальных органов нет. И если есть различия в этом плане между мужчиной и женщиной, то они минимальны и легко покрываются дополнительными усилиями.
Нет никакого предназначения женщинам воспитывать детей, а мужчинам зарабатывать деньги.

Но эта страшная фраза «женщина должна рожать, а мужчина зарабатывать деньги» кажется ведь такой невинной, да?

«...double bind - это недобросовестно (а возможно, и злонамеренно) вмененная двоякого рода обязанность, которая содержит внутреннее противоречие и никоим образом не может быть исполнена в принципе, что совершенно не освобождает жертву этого вменения от наказания за его "неисполнение". Классический пример - знаменитое требование: "Приказываю тебе не исполнять моих приказов". В известном смысле double bind можно рассматривать как вид жестокой шутки. Положение довершается тем, что в силу специфики ситуации жертва не только лишена возможности защищать себя, взывая к логике или справедливости, но даже вообще как бы то ни было указывать на само существование ситуации double bind, поскольку такое указание было бы равносильно обвинению противоположной стороны в нечестности и означало бы вступление в прямую конфронтацию, несовместимую с драгоценной иллюзией "любви", "братства" или "соборности".»
из примечания переводчиков Федотова и Папуш к книге Бейтсона «Экология разума».

Обратите внимание, что из ситуации дабл байнда есть один выход — агрессия: необходимо вступить в прямую конфронтацию. При этом эта агрессия идёт от однозначной жертвы, т.е. ситуация осложняется тем, что кроме того, что в нашем обществе в принципе есть запрет на агрессию, а в особенности на агрессию против близких людей, так эта агрессия должна быть направлена на того, кто обладает достаточной властью. Это всё значит, что у жертвы должно быть море ресурса и прокачанной теневой стороны, чтобы не искать «причину в себе», а открыто заявить о своих требованиях.
Я уже не говорю о том, что сами дабл байнды тяжело распознавать.

Хотя ситуации дабл байнда обычно идут в контексте болезни шизофрения, этих дабл байндов вокруг море. И много их также бывает в семьях: незамеченные, ненайденные ситуации, обозначенные лишь сильной подавленностью и отчаянием жертвы, на которую надел это агрессор.

Мои сны.

Уже много дней подрят мне снится один сон в разных вариациях:
происходит что-то, что выбивает меня из колеи (я потерялась, случилось ЧП, меня обокрали), я пытаюсь дозвониться до близких людей, а телефон в этот момент глючит или с сетью что-то, или номера телефонов потерялись.
Я начинаю суетится и весь оставшийся сон пытаться наладить связь. И это растягивается на очень долгий срок. И ощущение такой суетности, отчаяния, потери опоры.
Смотрите на фокус моего внимания: я вся погрузилась в попытку наладить связь и никак не думаю о том, как бы изменить окружающую обстановку. И чем больше я не могу связаться, тем больше бессилия и отчаяния я ощущаю.
Это прямо из моей жизни. Если я попадаю туда, где теряю равновесие, я пытаюсь схватится за близкого человека. И это нормально. Но что если в этот момент близкий не может служить мне опорой? Что если он не понимает, не может, не хочет? Я направляю всю свою энергию в достижение понимания. А ведь можно иначе.
Можно попробовать перестать долбиться туда, где не выходит результата, а направить силы на то, чтобы самой найти опору: попытаться выбраться из места, где я заблудилась, защитить себя, найти убежище. Даже можно попробовать найти опору не в тех, до кого нельзя дозвониться, а в тех, кто рядом со мной, кого можно потрогать и взять за руку.
И тогда изменятся сны.

Фишка пассивной (делегированной, как я её называю) агрессии ещё и в том, что чисто внешне трудно увидеть того, кто агрессирует. В этом случае нападающим «считается» тот, на кого как раз нападают, потому что именно он вступил в войну с неписанными нормами и правилами. И оттого он вдвойне «плохой»: за то, что сделал что-то не так, как принято, и за то, что сделал это агрессивно (к миру вокруг).

Пока внутри не будет принятия собственной агрессии и «плохости», тогда будет постоянно больно при столкновении с пассивными агрессорами.

А один из выходов из этой ситуации я вижу в том, чтобы возвращать агрессию её автору. Возвращение подразумевает также агрессию ага.
И обозначение собственной позиции по данному вопросу с озвучиванием того, что вы в курсе о том, какие могут быть последствия.

Подумала тут о том, что для меня значит «работать над отношениями». Накидала быстро пункты, что сразу пришли в голову.

1. Смелость идти на конфликты и выражать агрессию (озвучивать желания, говорить «нет», если нужно, озвучивать требования).
2. Забота (именно забота, а не гиперопека).
3. Эмоциональная доступность.
4. Охрана болевых точек.
5. Учиться чему-то, что будет помогать быть ближе (говорить, слышать, читать о чем-то, идти к терпевту).
6. Действовать, для блага пары, а не только выслушивать о чувствах.
7. Смелость признавать и принимать в себе несовершенства и труд искать пути сотрудничества.
8. Замечать в себе чувства отстранения, пренебрежения, высокомерия и делать выводы (позволять быть этой защите и отдаляться в отношениях или идти внутрь этих чувств, выходя на конфликт внутренний или внешний).
9. Выделять ресурсы для пары (в первую очередь время, внимание, деньги). Ставить в один из приоритетов необходимость вкладывать ресурсы для развития отношений, а не для чего-либо ещё (после личного благополучия).
10. Оберегать интимность пары от вмешательства третьих лиц (подружки и друзья, мамы, другие женщины и мужчины).
11. Развивать в себе мудрость, читая книги, слушая лекции, ходя на тренинги и т.п.

upd 12. Принимать уникальность другого (его ценности, приоритеты и пр.).

Слышала тут надысь, что в каждой жертве есть насильник.
Это утверждение может показаться правдой, потому что передаёт иногда создающиеся ощущения и схемы, но если смотреть логически, то эта концепция никак не работает, как её ни поверни.
И я поняла вот только что, почему так.
Потому что во многих насильниках сидит жертва, и предъявляет себя в отношениях с окружающими как жертву. И разоблачив насильника в этих ситуациях, есть большой соблазн экстраполировать этот опыт на всё остальное, получив логическое «право» развернуть равенство. И выйдет в итоге этого «в каждой жертве есть насильник».
Между тем, не стоит путать насильника под маской жертвы и жертву насилия.

Чтобы было понятнее, приведу пример:
«Ой-ой-ой, разболелось у меня сердце от того, что ты пришла в десять, а не девять. Не жалеешь ты свою старую маму».
Видите. Тут есть акт насилия. Мать имеет власть над дочерью, выраженную в том, что есть некоторая общественная норма, призывающая «беречь больных людей» и «заботиться о здоровье близких». Ещё мать имеет власть как родитель, и вместо того, чтобы пустить её в заботу о дочери, злоупотребляет ею для своих собственных интересов.
Т.е. на лицо злоупотребление властью и осуществление насилия. Только это завёрнуто в обёртку жертвы.

Понимаете о чём я?

Но есть в этой ситуации дочь. Которая жертва. И она не несёт никакой ответственности за то, что мать решила воспользоваться властью больной и своей материнской властью. Она не имеет власти над тем, какие выборы делает другой человек. Т.е. насильник делает насильником себя сам. И в тот момент, когда появляется насильник, то и появляется его жертва. Это дуальность.

С другой стороны, тут есть новая ловушка. Жертва может иметь силы не впустить в себя насилие. Т.е. если меня склочный старик назвал шалавой в магазине, я иногда могу обтереться и пройти мимо, даже не испортив себе настроения. Т.е. в рамках одной системы я жертва, а в рамках своей внутренней системы я была атакована, но не пострадала. Т.е. могу и не считать себя жертвой (в зависимости от того, что я вкладываю в это слово).
Но вне зависимости от того, как я сама лично это восприму, если меня обозвали шалавой — я жертва в системе жертва-насильник. И никак я в этом случае не являюсь одновременно насильником. И никакой власти я этому деду так меня называть не отдавала. Он сам её взял, потому что злоупотребил властью, как и берут эту власть сами все остальные, кто ею злоупотребляют.

Очень старалась понятно рассказать. Спрашивайте, если что.

Мне кажется, что есть одна очень важная штука, которую стоит помнить, когда хочешь изменить чьё-то поведение (своё ли или близкого человека):
чаще всего, конкретное поведение призвано пораждать в человеке определённый ряд состояний, чувств, мыслей. И если работать именно над поведением, то человек быстро найдет другой способ добиваться таких же состояний, чувств и мыслей. И не факт, что эти другие способы будут нраится вам больше.
Это как хождение по лабиринту без выхода.
Человек может пойти другой дорогой, но он придёт к тому же самому результату. Ему нужно придти к тому же самому результату.

Чтобы изменить жизнь в том понимании, как нам хочется, мало того, чтобы добиться изменения поведения своего или близкого человека, важно фокусироваться именно на состояниях и работать с ними.

Чужая уникальность.

Писала в 2015 году. С удовольствием перечитываю для себя теперешней.

Только что поняла, что процесс принятия чужой уникальности не так прост, как кажется на первый взгляд.
У нас лично, у каждого, есть своя система ценностей, свои страхи, свои уязвимости. И нам, по большей части тепло и уютно с людьми, которые очень похожи на нас. Похожий — значит понятный. И под него легко подстроиться, слиться с ним. Очень удобно, потому что можно тогда перестать думать о себе и своих потребностях. До тех пор, пока можно будет жить в иллюзии, что мы — одинаковые. Как только проявляется уникальность другого человека, нам нужно решать, что же с ней делать. Это потенциальная опасность, потому что он может начать отстаивать свою точку зрения, и это может привести к тому, что либо нам придётся воевать (что грозит отвержением), либо подстраиваться, прогибаться (а это значить, терять себя).
Есть ещё третий путь: сотрудничество. Он возможен тогда, когда каждый участник уверен в своей ценности и ценности другого. А ещё тогда, когда ты знаешь, чего хочешь, и знаешь, что именно можешь оставить для достижения своей цели.
Тогда уникальность другого превращается в преимущество, потому что позволяет не просто сосуществовать друг с другом, а усиливать партнёрство за счёт получающейся синергии (1+1=3).
Но так легко сказать: цените других, цените себя, попробуйте узнать и озвучить, что хотите. Сделать это сложнее. Это требует смелости и веры.
Поэтому сегодня, в этот тёплый весенний день я желаю вам этой смелости и этой веры. Будьте!

Ещё про этику.

Я снова про этику и манипуляцию.
Там, где в отношениях есть иерархия, игры в демократию — это неэтично по отношению к тому, что находится ниже. Любое мнение, высказываемое тем, кто ниже, будет высказано с оглядкой на более сильного, любой голос отдан с оглядкой на более сильного, любая просьба будет рассматриваться с учетом того, что перед ним/ней стоит человек, наделёный властью.
Поэтому дружба между родителем и несепарировавшимся ребёнком — это фарс и злоупотребление родителем своей властью. (Также, как и дружба между учителем и учеником, врачом и пациентом, начальником и подчиненным и т.п.)
Поэтому вопрос: "Ну ты же согласен провести лето у бабушки, правда?" — неэтичен, потому что не всегда у того, кто ниже нас по положению есть возможность отказать.
Да, многие в сети возмутились поступками Харви Вайнштейна. Но многие ли заглянули в себя, чтобы найти этого Харви в себе?
"Посиди, пожалуйста, с моей собачкой, пока я со своим мужчиной съезжу на море", — просит женщина у поклонника, который падает к её ногам.
Вроде бы, демократия, все люди равны, и она имеет право задавать этот вопрос и пользоваться ресурсами других людей, если они на это согласны. Другой вопрос: этично ли это?
"Давай займёмся сексом?" — настаивает парень в постели у девушки, а она боится того, что если откажет, то он её бросит. Может быть боится того, что если откажет, то он возьмет своё силой или посчитает, что она флиртует.
"Давай ты поделишься шоколадкой с младшим братиком, ты же такой добрый мальчик, правда?" — просит бабушка у внука. А для ребёнка очень страшно быть плохим мальчиком. Для ребёнка не выносима мысль о том, что за отказом на эту просьбу последует стыжение.
"А что тогда делать? Мы же не можем читать мысли!" — может быть встречное возмущение.
Читать мысли не обязательно.
Важно осознавать какую роль мы можем играть в той или иной ситуации. И не играть в демократию, если мы обладаем властью, и отказываться от игр в демократию, если мы понимаем, что мы зависимы.

Терпеть дискомфорт

Женщины выучены терпеть дискомфорт. Часто от них этого ожидают. Как физическую боль — "а как ты тогда рожать будешь?", — говорили в моём окружении, если девочка или девушка жаловалась, что что-то болит; так и психическую боль — "ты должна терпеть, потому что ничего исправить мы не можем", "ты должна терпеть, иначе ты побеспокоишь мужчину-добытчика, а он и так устаёт на работе", "ты должна терпеть, иначе будешь одинока".

Почему в этом случае речь идет больше о женщинах, чем о мужчинах? Потому что распределение в обществе обычно такое, что мужчина обладает властью - раз. И тот, обладающий властью, не всегда способен на эмпатию, не всегда располагает временем выслушать, не всегда желать действовать в интересах ведомого, чтобы уменьшить его дискомфорт - два.
Самый лёгкий ответ детям, женщинам и подчинённым на озвучивание им дискомфорта какой?
Первым обычно: "Не обращай внимание" или "Это не так серьёзно".
Если у ведомого есть смелость, чтобы отстаясть свой дискомфорт и инициировать конфликт, то следующим ответом ему как раз будет: "Терпи!".
И нужно много силы, смелости и эмпатичного лидера рядом, способного уделять ресурс ведомому для того, чтобы перейти на третью стадию, где ведомый сможет использовать агрессию: "Я не хочу терпеть. Я в этом вопросе завишу от тебя. Мне нужны от тебя действия".

Если бы меня спросили: "А ты терпишь дискомфорт автоматически?", — я бы ответила: "Нет, конечно!".
Между тем, около десяти лет назад на телесной терапии у меня был инсайт. Некоторый мой секс был сопряжен с большим дискомфортом, который я терпела и считала, что это нормально так делать. Моё тело запомнило это как насилие и выдавало реакцию как на насилие. Какое же было моё удивление! Я сразу задалась вопросом: "Зачем?". Вот вроде прошло несколько лет стого случая, а я только на терапии смогла задать себе этот вопрос: "Зачем? Зачем нужно было это делать? Почему я позволяла себе принимать этот дискомфорт?".

Меня в этом плане вдохновляет моя дочь. Если мы идём по улице, и ей в сапог попал камешек, который ей мешает, я часто могу сказать: "Потерпи до автобуса". А она говорит: "Нет! Мне мешает! Сделай с этим что-нибудь". И до меня начинает доходить, что она права. Возможность сделать с этим прямо сейчас есть. Да, МНЕ будет не очень удобно, но я смогу помочь ей в этом.
Тут важно вставить ремарку про агрессию. Она в обществе маркируется как "плохое", но в случае с моей дочерью именно агрессия помогла ей до меня достучаться. Агрессия выступает способом позаботиться о своём комфорте в том случае, если удовлетворение потребности зависит от другого человека, который не проявляет сострадания на первых этапах.
Поэтому "терпи" сильно переплетено с агрессией. Поэтому выученный дискомфорт и запрет на агрессию так связаны с теми, у кого меньше в обществе власти: детьми, женщинами, подчинёнными.
Эта реальность существует. Важно её видеть и будучи в зависимом положении, и будучи тем, у кого больше власти.

К статье: http://telegra.ph/CENA-KOTORUYU-ZHENSHCHINY-PLATYAT-ZA-UDOVOLSTVIE-MUZHCHIN-01-30

Сложный день.

Вчера был очень сложный день. Очень-преочень.
Дочь решила отказаться от большой роли в конкурском садовском спектакле за 3 дня до показа жюри. В эмоциях её просто вынесло: отчаяние, бессилие, злость.
Подробностей нет: "Не нравится!".
Да, я много принимала и контейнировала, контейнировала и принимала, но потом мы набрели на главное: "Ты меня не понимаешь и не поймёшь. Никто меня не понимает, как мне плохо. Если бы ты понимала, как мне плохо, ты бы отменила мою роль".
И тут я поняла, что она испытывает бессилие, в попытке заставить меня уладить вопрос, который я улаживать не хочу. А именно — сделать так, чтобы Варя не учавствовала в спектакте, и ей за это не было никакого дискомфорта.
Я сказала: "Так не получится. Ты соглашалась, что будете ставить именно эту сказку. Ты соглашалась именно на эту роль. Ты всё это время не показывала дискомфорта, значит ты и будешь говорить, что отказываешься от роли".
Варя: "Но они же не захотят сделать, как я хочу".
Я: "Правильно, я бы тоже не захотела. Я бы очень сильно злилась, была бы разочарована и пыталась бы тебя уговорить, убедить остаться. Ты соглашалась, значит ты и должна встретиться со всем этим, если тебе так плохо".
Она резко перестала плакать. Задумалась. Пошла потом играть и смотреть мультики.
Тем же вечером, когда она снова заплакала, то мы с ней очень быстро вышли на главную тему: ей сложно петь громче, петь так, как хотят от неё услышать. Я пообещала, что решу этот вопрос с воспитателями, и она будет петь так, как считает нужным. Важно выступить, раз обещала, а не выступить идеально.
Перед сном ребёнок снова ушел в дистресс.
Тут я поняла, что принимала её уже много-много, и пора выразить себя: "Я очень сейчас злая. Я понимаю, что тебе не нравится сейчас эта сказка, что тебе сложно. Я слышу, что ты в отчаянии. Но я сделала, что могу: я поговорю с воспитателем и улажу проблему сложности, я отведу тебя только на репетицию и найду способ сделать этих репетиций для тебя меньше. Но я не могу и не буду отказываться вместо тебя от твоей роли. Я обещала привезти тебя завтра на репетицию, я тебя отвезу. Мне важно держать обещания".
Варя снова сделала паузу. Подышала, подумала. И начала спрашивать у меня, почему для меня так важно держать обещания. И я была очень довольна, что мы вышли на эту тему и поговорили о ней.
Она ещё чуть-чуть после этого похныкала и заснула.

Утро выдалось тоже не лёгким. Но она сотрудничала больше, даже чем я ожидала. Придя в сад, ей оказалось достаточно признания воспитательницей: "Варя, да ты же всегда громко пела. Нам очень нравится как ты поёшь", — чтобы что-то внутри неё щелкнуло, и она снова захотела и играть, и петь, и на репетицию.

Вроде может показаться, что мой титанический труд между тем, как она заплакала и фразой воспитательницы — лишний, если в итоге она изменила своё мнение не из-за моих слов, а слов воспитательницы.
Но я уверена, что во-первых, именно благодаря проделанной моей с ней работе у неё вышло услышить и принять слова воспитательницы. И, во-вторых, мои слова и действия были тем, что нужно было и важно было заполнить это время. Его нельзя было не заполнять ничем, нельзя было проскочить. Всё, что попало бы в этот помежуток отразилось бы на ней, на мне и на наших отношениях.

Ух, какая сложная это работа из болота тащить бегемота!

Profile

govori_slushai
Албаева Марина Николаевна

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags


Powered by LiveJournal.com
Designed by Witold Riedel