?

Log in

No account? Create an account

Ещё про этику.

Я снова про этику и манипуляцию.
Там, где в отношениях есть иерархия, игры в демократию — это неэтично по отношению к тому, что находится ниже. Любое мнение, высказываемое тем, кто ниже, будет высказано с оглядкой на более сильного, любой голос отдан с оглядкой на более сильного, любая просьба будет рассматриваться с учетом того, что перед ним/ней стоит человек, наделёный властью.
Поэтому дружба между родителем и несепарировавшимся ребёнком — это фарс и злоупотребление родителем своей властью. (Также, как и дружба между учителем и учеником, врачом и пациентом, начальником и подчиненным и т.п.)
Поэтому вопрос: "Ну ты же согласен провести лето у бабушки, правда?" — неэтичен, потому что не всегда у того, кто ниже нас по положению есть возможность отказать.
Да, многие в сети возмутились поступками Харви Вайнштейна. Но многие ли заглянули в себя, чтобы найти этого Харви в себе?
"Посиди, пожалуйста, с моей собачкой, пока я со своим мужчиной съезжу на море", — просит женщина у поклонника, который падает к её ногам.
Вроде бы, демократия, все люди равны, и она имеет право задавать этот вопрос и пользоваться ресурсами других людей, если они на это согласны. Другой вопрос: этично ли это?
"Давай займёмся сексом?" — настаивает парень в постели у девушки, а она боится того, что если откажет, то он её бросит. Может быть боится того, что если откажет, то он возьмет своё силой или посчитает, что она флиртует.
"Давай ты поделишься шоколадкой с младшим братиком, ты же такой добрый мальчик, правда?" — просит бабушка у внука. А для ребёнка очень страшно быть плохим мальчиком. Для ребёнка не выносима мысль о том, что за отказом на эту просьбу последует стыжение.
"А что тогда делать? Мы же не можем читать мысли!" — может быть встречное возмущение.
Читать мысли не обязательно.
Важно осознавать какую роль мы можем играть в той или иной ситуации. И не играть в демократию, если мы обладаем властью, и отказываться от игр в демократию, если мы понимаем, что мы зависимы.

Buy for 300 tokens
Если кто не знает, я есть на Фейсбуке — https://www.facebook.com/profile.php?id=100000112545336. Может кому удобней и интересней читать и комментировать меня там. Добро пожаловать! (Если я не приняла приглашение в друзья, то постучитесь, скажите, что вы из ЖЖ, я добавлю).

Терпеть дискомфорт

Женщины выучены терпеть дискомфорт. Часто от них этого ожидают. Как физическую боль — "а как ты тогда рожать будешь?", — говорили в моём окружении, если девочка или девушка жаловалась, что что-то болит; так и психическую боль — "ты должна терпеть, потому что ничего исправить мы не можем", "ты должна терпеть, иначе ты побеспокоишь мужчину-добытчика, а он и так устаёт на работе", "ты должна терпеть, иначе будешь одинока".

Почему в этом случае речь идет больше о женщинах, чем о мужчинах? Потому что распределение в обществе обычно такое, что мужчина обладает властью - раз. И тот, обладающий властью, не всегда способен на эмпатию, не всегда располагает временем выслушать, не всегда желать действовать в интересах ведомого, чтобы уменьшить его дискомфорт - два.
Самый лёгкий ответ детям, женщинам и подчинённым на озвучивание им дискомфорта какой?
Первым обычно: "Не обращай внимание" или "Это не так серьёзно".
Если у ведомого есть смелость, чтобы отстаясть свой дискомфорт и инициировать конфликт, то следующим ответом ему как раз будет: "Терпи!".
И нужно много силы, смелости и эмпатичного лидера рядом, способного уделять ресурс ведомому для того, чтобы перейти на третью стадию, где ведомый сможет использовать агрессию: "Я не хочу терпеть. Я в этом вопросе завишу от тебя. Мне нужны от тебя действия".

Если бы меня спросили: "А ты терпишь дискомфорт автоматически?", — я бы ответила: "Нет, конечно!".
Между тем, около десяти лет назад на телесной терапии у меня был инсайт. Некоторый мой секс был сопряжен с большим дискомфортом, который я терпела и считала, что это нормально так делать. Моё тело запомнило это как насилие и выдавало реакцию как на насилие. Какое же было моё удивление! Я сразу задалась вопросом: "Зачем?". Вот вроде прошло несколько лет стого случая, а я только на терапии смогла задать себе этот вопрос: "Зачем? Зачем нужно было это делать? Почему я позволяла себе принимать этот дискомфорт?".

Меня в этом плане вдохновляет моя дочь. Если мы идём по улице, и ей в сапог попал камешек, который ей мешает, я часто могу сказать: "Потерпи до автобуса". А она говорит: "Нет! Мне мешает! Сделай с этим что-нибудь". И до меня начинает доходить, что она права. Возможность сделать с этим прямо сейчас есть. Да, МНЕ будет не очень удобно, но я смогу помочь ей в этом.
Тут важно вставить ремарку про агрессию. Она в обществе маркируется как "плохое", но в случае с моей дочерью именно агрессия помогла ей до меня достучаться. Агрессия выступает способом позаботиться о своём комфорте в том случае, если удовлетворение потребности зависит от другого человека, который не проявляет сострадания на первых этапах.
Поэтому "терпи" сильно переплетено с агрессией. Поэтому выученный дискомфорт и запрет на агрессию так связаны с теми, у кого меньше в обществе власти: детьми, женщинами, подчинёнными.
Эта реальность существует. Важно её видеть и будучи в зависимом положении, и будучи тем, у кого больше власти.

К статье: http://telegra.ph/CENA-KOTORUYU-ZHENSHCHINY-PLATYAT-ZA-UDOVOLSTVIE-MUZHCHIN-01-30

Сложный день.

Вчера был очень сложный день. Очень-преочень.
Дочь решила отказаться от большой роли в конкурском садовском спектакле за 3 дня до показа жюри. В эмоциях её просто вынесло: отчаяние, бессилие, злость.
Подробностей нет: "Не нравится!".
Да, я много принимала и контейнировала, контейнировала и принимала, но потом мы набрели на главное: "Ты меня не понимаешь и не поймёшь. Никто меня не понимает, как мне плохо. Если бы ты понимала, как мне плохо, ты бы отменила мою роль".
И тут я поняла, что она испытывает бессилие, в попытке заставить меня уладить вопрос, который я улаживать не хочу. А именно — сделать так, чтобы Варя не учавствовала в спектакте, и ей за это не было никакого дискомфорта.
Я сказала: "Так не получится. Ты соглашалась, что будете ставить именно эту сказку. Ты соглашалась именно на эту роль. Ты всё это время не показывала дискомфорта, значит ты и будешь говорить, что отказываешься от роли".
Варя: "Но они же не захотят сделать, как я хочу".
Я: "Правильно, я бы тоже не захотела. Я бы очень сильно злилась, была бы разочарована и пыталась бы тебя уговорить, убедить остаться. Ты соглашалась, значит ты и должна встретиться со всем этим, если тебе так плохо".
Она резко перестала плакать. Задумалась. Пошла потом играть и смотреть мультики.
Тем же вечером, когда она снова заплакала, то мы с ней очень быстро вышли на главную тему: ей сложно петь громче, петь так, как хотят от неё услышать. Я пообещала, что решу этот вопрос с воспитателями, и она будет петь так, как считает нужным. Важно выступить, раз обещала, а не выступить идеально.
Перед сном ребёнок снова ушел в дистресс.
Тут я поняла, что принимала её уже много-много, и пора выразить себя: "Я очень сейчас злая. Я понимаю, что тебе не нравится сейчас эта сказка, что тебе сложно. Я слышу, что ты в отчаянии. Но я сделала, что могу: я поговорю с воспитателем и улажу проблему сложности, я отведу тебя только на репетицию и найду способ сделать этих репетиций для тебя меньше. Но я не могу и не буду отказываться вместо тебя от твоей роли. Я обещала привезти тебя завтра на репетицию, я тебя отвезу. Мне важно держать обещания".
Варя снова сделала паузу. Подышала, подумала. И начала спрашивать у меня, почему для меня так важно держать обещания. И я была очень довольна, что мы вышли на эту тему и поговорили о ней.
Она ещё чуть-чуть после этого похныкала и заснула.

Утро выдалось тоже не лёгким. Но она сотрудничала больше, даже чем я ожидала. Придя в сад, ей оказалось достаточно признания воспитательницей: "Варя, да ты же всегда громко пела. Нам очень нравится как ты поёшь", — чтобы что-то внутри неё щелкнуло, и она снова захотела и играть, и петь, и на репетицию.

Вроде может показаться, что мой титанический труд между тем, как она заплакала и фразой воспитательницы — лишний, если в итоге она изменила своё мнение не из-за моих слов, а слов воспитательницы.
Но я уверена, что во-первых, именно благодаря проделанной моей с ней работе у неё вышло услышить и принять слова воспитательницы. И, во-вторых, мои слова и действия были тем, что нужно было и важно было заполнить это время. Его нельзя было не заполнять ничем, нельзя было проскочить. Всё, что попало бы в этот помежуток отразилось бы на ней, на мне и на наших отношениях.

Ух, какая сложная это работа из болота тащить бегемота!

Чем отличаются книги, написанные журналистами о науке, и книги, написаные учеными?
Конечно, читать их, может быть увлекательнее. Но журналисты не располагают охватом знаний. Они могут подробно и здорово описать исследование, но, если они зайдут дальше, то они могут налажать.
Так, например, в книге По Бронсона и Эшли Мерримен "Мифы воспитания. Наука против интуиции" они пишут:

"Результаты многочисленных исследований показали, что похвала на рабочих местах положительно влияет на взрослых. Взрослым, особенно работающим в офисах, нравится, когда их хвалят (только среди работников физического труда похвала может иногда расцениваться как способ заставить рабочего сделать то, что ему не хочется). А у детей похвала может подрывать внутреннюю мотивацию, чего в случае со взрослыми чаще всего не происходит".

Между тем, это не правда. Похвала точно также уменьшает внутреннюю мотивацию взрослых, как и детей. Нет разницы в механизме.
Да, взрослым может нравится, когда их хвалят. Но это не значит, что от этого им будет больше нравится то, что они делают. Что и показано в примечании в скобках. Похвала выступает внешней мотивацией, а самому взрослому этого делать НЕ ХОЧЕТСЯ, т.е. внутренее мотивации нет.
Отсюда вывод, что авторы уцепились за умное слово в статьях "внутренняя мотивация", но до конца не разобрались с этим понятием. И выразились ни к месту и антинаучно.

Младшие и старшие.

"О том, какие отношения сложатся между двумя детьми, можно судить ещё до того, как второй ребёнок появился на свет. "Как это возможно?" — спросите вы. Как можно предсказать столкновение характеров, когда один из детей ещё не родился?
... Об отношениях между будущими братьями или сестрами можно судить по тому, как старший ребёнок относится к своему лучшему другу. Крамер исследовала детей из семей, которые ждали второго ребёнка. Она наблюдала, как дети играли с лучшими друзьями. Те, кто общался с лучшим другом гармонично, на равных, через несколько лет построили хорошие отношения с собственным младшим братом или сестрой.
На протяжении многих лет считалось, что братья и сёстры учатся друг у друга, после чего используют опыт совместного общения в отношениях со сверстниками. Крамер утверждает, что всё ровно наоборот: старшие дети учатся социальному общения на друзьях, после чего применяют полученный опыт во взаимоотношениях с младшими братьями или сестрами.
...
У детей [братьев, сестер] нет стимула находить общий язык, потому что, как выразилась Саманта Панч, брат и сестра на следующий день никуда не денутся. Братья и сестры — пленники, обреченные на совместную жизнь. Они не могут взять тайм-аут, чтобы отдохнуть друг от друга. Они не обязаны меняться, у них просто недостаточно мотивации для этого".
(с) из книги По Бронсон и Эшли Мерримен "Мифы воспитания. Наука против интуиции"

Очень важное исследование, я считаю.
Причем можно провести аналогию с семьёй, где женщина начинает обладать сильно меньшей властью и начинают возникать мысли у мужчины "а куда она денется". И вот с этого может начаться полная неспособность женщины влиять на отношения, а мужчина может перестать мотивироваться на изменения для улучшения отношений с женщиной.

И дальше очень хорошо в книге написано: "Родители дают ребёнку всё, потому что у них есть мотивация — любовь. Другому ребёнку безразлично, что ты голоден или поцарапал коленку, — у него тоже ссадина. Ребёнок легко может получить от родителей то, что он хочет. А для того, чтобы получить что-то от друзей, необходимо развивать специальные навыки".

Обратите внимание, насколько это актуально во взрослой жизни. Если человек жаждет от близкого того, что ему будут давать всё только потому, что его любят, то это неэффективная стратегия построения взаимоотношений, поскольку у партнёра "тоже коленка разбита". Необходимо развивать социальные навыки.

Вообще книжка — огонь. Рекомендую. Там и про мою любимую похвалу есть.

Однажды Татьяна Черниговская сказала: "Мир так устроен: барышня должна сопротивляться, а мужчина — проявлять настойчивость".

А ведь можно сказать, например, так: "Мир так устроен: барышня должна быть осторожнее и медленнее сближаться, а мужчина — все больше предъявлять доказательств своей надёжности". Поведение похоже, а вот смыслы совсем разные. Первое подразумевает агрессию и насилие, а второе — доверие и сотрудничество.

Вообще внесла госпожу Черниговскую в чёрный список. Она для меня не авторитет.

В самом конце книги, о которой я уже упоминала, "Как сохранить любовь в браке" авторы даже уже математически рассчитали с помощью равновесия Неша, что в паре, в случае, если второй партнёр отказывает первому, то оба в долгосрочной перспективе выиграют, если первый партнёр как-то вознаградит за этот отказ второго.
Да.
Вот тебе бабушка и Юрьев день.
Теория поощрения и наказания отдыхает в сторонке. Тебе отказали, а ты, вместо того, чтобы наказывать, поглаживаешь: "Это хорошо, что ты так решил(а), тебе это важно и нужно, я это вижу. Я люблю тебя". И это не приводит к тому, что партнёр начинает чаще отказывать. Наоборот, в случае, если в результате согласия оба получают больше, чем в результате отказа, такое поведение приведёт к тому, что отказывающийся партнёр будет способен соглашаться чаще.
Давление же и отрицательное подкрепление приведёт к тому, что другой будет отказывать чаще, даже несмотря на то, что он мог бы получить выгоду от согласия взаимодействовать.

Но как сделать так, чтобы эти слова были искренними? И снова напрашивается ответ: расстояние. Пространство между людьми, отсутствие слияния, где один человек не является собственностью другого, где есть возможность быть разным(-ной), быть гибким(-кой).

Недавно видела у Нины Рубштейн, как она пишет, что "любить себя", "вести диалог с собой" — значит усугублять внутриличностный конфликт, и подобные мысли идут от нездоровья.
Я считаю своим долгом прокомментировать на примере.
Меньше месяца назад я проходила тренинг по Терапии, сфокусированной на сострадании (CFT), которую вёл доктор наук из Англии Крис Айронс*. Этот подход считается научно доказанным. Т.е. на основании ряда экспериментов показано, что терапия, сфокусированная на сострадании, помогает клиентам быть здоровее и следовать за своими ценностями.
На этом тренинге мы именно что разговаривали сами с собой. Я, например, выделяла в себе сострадательную часть, и эта сострадательная часть вела беседы со мной в стрессе. Также я выделяла в себе критикующую часть. Более того, эта критикующая часть вела беседы с моей сострадающей частью.
А ещё, мы выделяли в себе Я-злящееся, Я-грустящее, Я-чувствующее отвращение и т.п.
Это нормально. Это не шизофрения. Это не расщепление. Это способ, помогающий человеку достигнуть гармонии с собой. Иначе результаты терапии не показали бы, что она эффективна.


*Крис Айронс (UK), phd. Является соучредителем центра Balanced Minds в Лондоне, на базе которого проводит сфокусированные на сострадание консультации и Тренинги. От также работает в Compassionate Minds Foundation - благотворительной организации, целью которой является: “Развивать благополучие через научное понимание и применение принципов сострадания”. Является приглашенным лектором в University of Derby.
Chris работал с профессором Paul Gilbert – разработчиком CFT более 20 лет, вместе с другими коллегами был вовлечен в развитие CFT (CFT; Gilbert, 2009; Gilbert & Irons, 2005), Крис получил степень доктора философии в Университете Дерби (Великобритания) под руководством профессора Пола Гилберта. В своей работе Крис изучал взаимосвязь между привязанностью и механизмами социального ранжирования в симптомах тревоги и депрессии. В настоящие время исследует роль сострадания и мышления в депрессии; роль сострадания и стыда в психозах; и роль сострадания в межличностных отношениях.
Опубликовал множество научных статей по состраданию, привязанности, стыду и самокритике, соавтор недавно выпущенных книг ‘The Compassionate Mind Workbook’, а также Depression: The Cmpassionate Survival and Recovery Approach

Tags:


Открытое окно.

Читаю очень интересную книгу Джона Готтмана и Нен Сильвер "Как сохранить любовь в браке". Это почти тоже самое, что и "Как говорить, чтобы дети слушали и слушать, чтобы говорили" только для пары. А значит уделяется много внимания именно формированию отношений равный-равному. Чего, конечно, так не хватает в "Как говорить...", что логично, поскольку она для детско-родительских отношений, в которых взрослый именно что эмоционально обслуживает потребности ребёнка. В партнёрских отношениях такого быть не должно, иначе снизится доверие в паре.
Но, между тем, в "Как сохранить..." есть интересные фокусы внимания, которые с лёгкостью можно перенести на детско-родительские отношения, повысив эффективность общения.
Так, например, мне понравилась метафора "открытого окна", когда партнёр слегка приоткрывается нам, чтобы прощупать почву, получить подтверждения, что его видят, что он интересен, что привязанность крепкая и можно доверять другому. Если другой не идёт к этому "открытому окну", то доверие падает, привязанность становится небезопасной, а окно захлопывается, не выдав, возможно, самого важного.
Пример:
— Сегодня в саду после праздников все были какие-то другие. Вялые, нелюбопытные. И я была другой.
— Такое бывает, если долго не ходить в сад. Не бери в голову.

Ответ родителя был на формальную часть запроса ребёнка. На эмоциональную ответа не было. Вышел игнор его чувств, и "окно" могло захлопнуться.

Пример:
— Сегодня в саду после праздников были какие-то другие. Вялые, нелюбопытные. И я была другой.
— Тебе это не понравилось?
— Да, я хотела бы, чтобы сразу было весело, как раньше. И мне было плохо.
— Из-за чего тебе плохо?
— Я не хочу выступать на празднике. У меня не получается движение в танце.
(Дальше я активно её послушала, она поплакала и через 15 минут убежала успокоенная).

"Окно" открылось, и я узнала что-то важное о своей дочери. Смогла помочь ей.

В супружеской паре, реакция другого на "открытое окно" может являться показателем того, разведутся ли они или продолжат жить в браке. У счастливых пар, ответов друг другу на "открытые окна" значительно больше, чем у тех, где подорваны отношения.
Легко понять, что и ребёнок будет больше доверять родителю, если тот не будет игнорировать его "открытые окна".
Хорошая профилактика "почему не пришёл, почему всё не рассказал?".

Новая игра.

Варя придумала вчера совершенно чудесную игру. Мало того, что она идеально подходит для родителей, которые не готовы сильно вкладываться в детскую игру (таких как я), так ещё она и обладает значительным терапевтическим эффектом за счёт замедления (привет CFT).

Игра "Сапог".
Один игрок находит место в квартире, которое ему понравилось, садится на него, закрывает глаза и выставляет перед собой игрушечный сапог (это может быть какая угодно небольшая вещь). Другой игрок находит первого, находит любую вещь, которую захочется положить вместо сапога (чем неожиданнее она будет, тем интереснее), и меняет эту вещь на сапог. Сапог же забирает себе. Первый игрок в этот момент считает до 20. Второй за это время должен найти новое место в квартире, которое ему понравится, сесть на него, закрыть глаза и поставить перед собой сапог. А первый игрок, досчитав до 20, начинает делать всё тоже самое, что делал второй. Т.е. находит его в квартире и меняет какую-то удивительно-необычную вещь на сапог. И так игроки меняются местами в процессе игры, пока не надоест.

Игра позволяет много сидеть, отдохнуть мозгом и в процессе поиска интересных вещей и другого игрока, прибираться в квартире.
Засчёт замедления происходит подключение парасимпатической нервной системы, уменьшается общая тревожность, уходит суетливость, появляется способность мыслить более широко и относиться к себе и другим более сострадательно. Отдельный эффект дает радость новизны, когда открываешь глаза и видишь перед собой неожиданный предмет. Это помогает переключить мозг от следования привычным паттернам, на новые рельсы. И вообще, это довольно приятные ощущения.
В процессе поиска другого игрока тоже происходят свои психологические процессы, и когда он находится, то как будто находишь внутри заново родного человека, возвращаешься "домой". Это рождает очень приятные и позитивные чувства, которые также подключают парасимпатическую нервную систему, помогают замедлятся и укрепляют привязанность.
Отдальным плюсом идёт медленное подсознательное развитие навыка "брать-давать". Человек не просто отдаёт какую-то вещь, а меняет её на сапожок. И участие в этой игре очень равноценно. Оба вкладывают в игру одинаково.

Короче, очень советую. Мало того, что я расслабилась, так и получила море удовольствия.
Есть один минус: как и с медитацией, в какой-то момент на ум могут приходить мысли о зря потраченном времени, бесполезности происходящего и всё такое. Работать с этим эффектом предлагаю как и с той же проблемой в медитации: принимать эти мысли и отпускать их, а также может помочь ставить таймер на определенное время игры.

Ещё про стыд.

Люблю очень наблюдать за собой в стыде. И недавно вот меня осенило, что как только я научилась выстраивать более-менее устойчивую позицию в стыде, я могу уже понять, что стыд — это больше про отношения, а не про то, какая я, что я умею или не умею делать. И отказываться от деструктивных образов себя, которые приходят на ум и действий, с этим связанных.

Пример.
1: Что-то ты быстро выдохлась!
2: Когда я это слышу, мне стыдно, что я такая неспортивная.
1: Ничего, потренируешься ещё и будешь в лучшей форме.
2: Не в этом дело. Мне подходит, в какой я форме, важно то, чтобы и ты считал, что мне не нужно быть улучшенной версией себя.

Если бы 2 провалилась в стыд, она бы приняла на веру, что она неспортивная, несовершенная и что это нужно исправить. Может даже, терзаясь этим, начала бы больше двигаться и стремиться стать выносливее, чем есть, независимо от того, является ли это целью, к которой она стремится, или это для того, чтобы избежать стыда.

Я думаю, что фраза "оба в паре ответственны за отношения в ней" не нуждается в особом представлении.
И очень хочется отметить, что иногда ответственность как раз в том, чтобы сделать выбор: остаться в отношениях или уйти из них.
Т.е. "ответственность в отношениях" не подразумевает 100% вклад в их рост, т.е. контейнирование там, я-сообщения, парафраз и тому подобные вещи, о которых можно много всего слышать и прочитать.
Достаточно часто ответственность за отношения — это продемонстрировать свою границу, сказать "нет", констатировать "если вот если это не прекратится, для собственной сохранности я вынуждена буду принять меры или уйти" и, соответственно, уйти.
И ещё.
Ответственность за отношения — это далеко не тоже самое, что и ответственность за поступки, которые совершает партнер(ша).
Оно как иногда: "Она тебя оскорбляет? Значит ты так выстроил отношения. А ответственность за отношения что? Верно, лежить на обоих членах союза".
Или: "Он тебя бьёт? А ты что? Значит в этом есть и часть твоей вины, ведь как мы знаем, ответственность же тогось, чик и пополам!".
Нет.
Это так не работает. И так не получается.
Поступок совершаемый партнёром — это его и только его поступок. И если он/она злоупотребляет властью для того, чтобы сделать себе хорошо, то это только его/её решение. И ответственность за отношения как раз заключается в том, чтобы увидеть свою собственную ограниченность влияния на другого человека.

Как было в мультике "Время приключений" (серия "Freak City"):

— Верни нам наши тела обратно!
— Но зачем? Вы стали героями только затем, чтобы получить то, что хотите.
— А! Ты хотел научить нас быть добрыми, не ожидая ничего взамен. Я должен был отдать тебе тот кусочек сахара, не думая о награде.
— Нет! (Стреляет).
— Твой единственный подарок — это боль, волшебник. Какой же жизненный урок ты должен нам преподать?
— Да, дети мои, вы так близки к ответу.
— Ответь на это! (Прыгает на волшебника и придавливает его). Жаль, что я был так мил с тобой, ведь ты полный придурок.
— О, да! Вот оно! Вы наконец-то поняли урок. Ну что ж, пора передать эти знания и другим сопливым добрякам. Пожалуйста!

CFT и Варя.

По следам семинара немного мудрости достается моей дочери.

Варя: Подожди ещё чуть-чуть, веточка, скоро я отнесу тебя в тепло и дам попить. Тебе будет хорошо.
Я: Солнышко, ты сейчас чувствуешь, что ты добрая, да?
Варя: Ага.
Я: А ещё ты знаешь, как ему помочь. Ты хочешь поставить её в воду, а потом купить землю и горшок.
Варя: Да, у меня есть деньги.
Я: Тебе очень-очень хочется сделать так, чтобы веточка не страдала.
Варя: Да.
Я: Это ещё называют мотивацией. Ты в этот момент чувствуешь, что прямо сильная-сильная?
Варя: Да. Очень сильная.
Я: Тебе нравится быть такой?
Варя: Очень.
Я: Такое состояние иногда называют состраданием. Оно очень полезное. Попробуй запомнить его, и когда тебе будет плохо, когда ты будешь чувствовать себя очень слабой, вспомни эту веточку и как ты о ней заботилась. Это может помочь тебе.
Знаешь, а ведь я в эти выходные училась тому, как помогать людям выращивать внутри себя это состояние.
Варя: А я уже умею!
Я: Да, сейчас ты умеешь сострадать.


CFT при работе со стыдом и самокритикой

Центр контекстуальной, поведенческой терапии, Balanced minds (UK, London) при поддержке Ассоциации когнитивно бихевиоральных терапевтов представляет:

10-11 февраля
Москва

"Терапия, сфокусированная на сострадании при работе со стыдом и самокритикой». .

Ведущий: Крис Айронс (UK), phd.

Регистрация:
cft_rus@bk.ru

Стыд и высокий уровень самокритики очень часто отмечается у пациентов с различными психическими расстройствами: депрессиями, биполярными аффективными расстройствами, тревожными расстройствами, психозами, расстройствами пищевого поведения, а также личностными расстройствами. Исследования показали, что стыд и самокритика могут усиливать, поддерживать эти расстройства и могут ограничивать эффективность многих стандартных методов лечения. Одной из причин таких трудностей является то, что у некоторых пациентов, недостаточно развита способность испытывать определенные типы позитивного воздействия, такие как чувство успокоения, безопасности, уверенности в себе и самосострадания. Часто в истории данных пациентов был опыт насилия, издевательств, оскорблений, пренебрежительного отношения и чрезмерной критики со стороны окружающих, а также отсутствия заботы, доброты и поддержки.

Терапия, сфокусированная на сострадании (CFT) – это научно-обоснованный метод терапии, относящийся к контекстуальной ветви поведенческой науки. Данный метод основывается на научных концепциях эволюционной, социальной психологии, теории развития, нейронауки, теориях эмоций, и в своей практике совмещает принципы когнитивно-поведенческой, диалектической поведенческой терапии, методов «осознанности». CFT фокусирует свое внимание на чувстве стыда и самокритики как трансдиагностических феноменах, лежащих в основе целого ряда проблем психического здоровья, нарушений в эмоциональной сфере и склонности к агрессии.

CFT направлена на уменьшение стыда и самокритики за счет увеличения способности у человека к самоуважению и сосредоточенности на чувствах тепла и уверенности в себе.
В ходе семинара участники узнают про теоретическую и практическую базу CFT, основанную на эволюционном понимании того, как развивается наш ум, а также на нейронауке, теории привязанности и нейропсихологических исследованиях, которые помогут понять природу наших 3х регулирующих эмоции систем и представлений о том, как развивается и поддерживается психологический дистресс.
Участники узнают о ключевых навыках, используемых в CFT для развития “сострадательного ума", включая сострадательные техники работы с образами, развитие сострадательного self, а также то, как сострадание может применяться в работе со стыдом и самокритикой.

Семинар включает в себя:

Дидактическое обучение.
Дискуссии в больших и малых группах.
Индивидуальную экспериментальную практику.
Ролевую работу в парах и группах, отработку навыков.
Видео иллюстрации.


Ведущий:

Chris Irons phd., клинический психолог, тренер CFT.

Является соучредителем центра Balanced Minds в Лондоне, на базе которого проводит сфокусированные на сострадание консультации и тренинги. От также работает в Compassionate Minds Foundation - благотворительной организации, целью которой является: “Развивать благополучие через научное понимание и применение принципов сострадания”. Chris Irons является приглашенным лектором в University of Derby

Chris работал с профессором Paul Gilbert – разработчиком CFT более 20 лет, вместе с другими коллегами был вовлечен в развитие CFT (CFT; Gilbert, 2009; Gilbert & Irons, 2005). Крис получил степень доктора философии в Университете Дерби (Великобритания) под руководством профессора Пола Гилберта. В своей работе Крис изучал взаимосвязь между привязанностью и механизмами социального ранжирования в симптомах тревоги и депрессии. В настоящие время исследует роль сострадания и мышления в депрессии, роль сострадания и стыда в психозах, а также роль сострадания в межличностных отношениях. Chris Irons опубликовал множество науных статей по состраданию, привязанности, стыду и самокритике, является соавтором недавно выпущенных книг "The Compassionate Mind Workbook", а также "Depression: The Cmpassionate Survival and Recovery Approach"


Стоимость семинара:

При оплате до 20 января - 14000 р.
С 20 января до 1 февраля - 15000 р.
С 1 февраля - 16000 р.

Для членов АКБТ и АКПТ скидка 1000 р.

Posted by Марина Албаева on 10 фев 2018, 09:56







Profile

govori_slushai
Албаева Марина Николаевна

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary


Powered by LiveJournal.com
Designed by Witold Riedel